Эта статья вам не понравится

Автор: Опубликовано: 19 февраля 2020 Последняя ревизия: 29 ноября 2022

Эта статья вам не понравится

Начать я хочу с цитаты из переписки.

«У него классический поток сознания вышел - вместо того чтобы суть всадить сразу в лоб, он изложил по порядку».

Звучит разумно, стоит прислушаться. Так что жирная суть.

Более 99% производимого, продаваемого и покупаемого в мире профессионального оборудования с точки зрения звука – барахло, и 90% – барахло с любой точки зрения. А профессиональных звукорежиссеров не существует.

Теперь по порядку, будет много слов, но строго по делу.

Утверждение выше противоречит заученной с детства мантре, что если ты будешь что-то делать хорошо, то это будет востребовано обществом. Выражаясь короче и понятнее, тебе будут за это платить. Если же ты что-то делаешь очень хорошо, то тебе за это будут много платить. На практике это не во всех отраслях на первый взгляд подтверждается, что приводит к серьезному когнитивному диссонансу. Если мы посмотрим на самые успешные компании в секторе про-аудио, то это, например, будет Behringer, строящий собственный «город» в Китае и скупающий куда более «высококлассные» предприятия пачками. Еще до одиозного детища Уле прославился Harman/Kardon, купивший такие знаковые компании, как AKG, DBX, JBL и превративший их в пародии на самих себя. С большим финансовым успехом.

Таким образом общество вознаграждает производителей барахла и порицает производителей качественной продукции, что приводит к покупке их первыми и растворении оных в общем мутном потоке в лучшем случае. Лучший случай случается с теми, чей бренд представляет серьезную маркетинговую ценность, тут можем снова упомянуть AKG для примера. В худшем случается закрытие и банкротство. Но нарушает ли это мантру? На самом деле нет. Просто понятие «уметь делать хорошо» теперь подразумевает совсем другое. Вместо создания выдающихся решений лучшие умы человечества создают дешевейшие. Кто сумеет напихать максимум функционала, часто ненужного, бестолкового и неработающего, но выглядящего красиво в рекламных проспектах по минимальной себестоимости – тот хороший инженер, и теперь именно это значит «делать работу хорошо». Достижение максимального финансового хедрума, чтобы дать развернуться отделу маркетинга, стало куда более приоритетной задачей, чем достижение его в аппаратуре.

Ок, опять копроэкономика, мы всё поняли. Если вы совершенно не знакомы с концептом, то вот тут исчерпывающая информация от автора. Но в профессиональном аудио, прежде всего студийном, ситуация куда уникальное.

У нас есть слово «профессиональный» всё же. Хотя копроподход полностью и безоговорочно победил в потребительском секторе, профессиональная среда ему подвержена куда меньше. Средства производства должны работать десятки лет и при полном соблюдении норм эксплуатации и ТО не должны ломаться вообще, работа не должна останавливаться непредвиденно. Кроме того время – деньги, и тратить его на борьбу с плохим инструментом профессионалы не хотят. При равном качестве быстрый и стабильный результат окупает инвестиции и стоит вложений. Ну и, само собой, профессиональное оборудование подразумевает высококлассный, точный и профессиональный результат.

Вторым важным пунктом является то, что профессионалы во многих областях должны иметь прекрасное представление о том, с каким средствами производства они работают. Как сказал один товарищ «я ремонтирую измерительное оборудование, так что я разбираюсь в измерительном оборудовании, которое я использую чтобы ремонтировать измерительное оборудование». Это, конечно, экстремальный случай полной рекурсии, но исторически звукорежиссер – специальность наполовину техническая и подразумевает наличие широкого спектра знаний от акустики до радиотехники. Специалисты имеют свойство не просто платить, а серьезно переплачивать за продукты в профильных областях, покупая себе избыточный запас производительности/надежности/удобства/поддержки/гарантии, и это статистический научный факт.

Хорошо, даже если мы имеем звукорежиссера, который весь такой из себя «артист» и матчасть не знает, он должен хотя бы слышать разницу при работе. Например, я был однажды свидетелем попытки индусов продать свое профессиональное медицинское оборудование. Конечно, средний врач ничего не понимает ни в оптике, ни в электронике, ему хватает другой головной боли за 8+ лет обучения, однако единодушный вердикт, что «индусы» не идут ни в какое сравнение даже с пятнадцатилетними «японцами», и в принципе не могут считаться профессиональным инструментом был единогласен просто на основе того, что в них было видно.

В профессиональной же студийной работе сложилась абсолютно уникальная ситуация, когда сложно купить качественный «профессиональный» усилитель для мониторов, в результате чего те, кому нужен действительно профессиональный звук вынуждены обращаться к рынку Hi-Fi усиления.

То, как себя чувствуют производители высококлассного профессионального оборудования против производителей барахла, служит прекрасным маркером общей «профессиональности» сектора. Например, рынок измерений имеет множество своих Беринджеров, однако Keysight показали оборот в 4,3 миллиарда долларов в прошлом году при 14000 работников в штате, их главный конкурент Fortive 6,7 миллиарда в 2017 при 26000 сотрудников (хотя надо сделать поправку, что у них шире специализация), цифры абсолютно запредельного порядка для «китайцев» с оборотами по нескольку десятков миллионов в год, и профессионалы платят, платят и платят, хотя могут купить у китайцев аналоги на порядок дешевле.

На рынке про-аудио оборудования мы имеем строго обратную ситуацию. Беринджеры строят целые города, а производители серьезного профессионального оборудования один за другим схлопываются и покупаются ими, что приводит к нас к логичному выводу о том, что этот рынок профессиональным более практически не является. Студийный пал уже, можно сказать, полностью, концертный все еще держится и лишь постепенно деградирует, но его я касаться здесь не буду.

Поскольку, как мы уже выяснили, профессионалы не позволяют цвести копроэкономике на своем поле, а студийная работа со звуком представляет собой копроэкономику в одном из самых радикальных ее проявлений, можно сделать вывод, что профессиональных студийных звукорежиссеров больше не существует, что не вопрос наличия знаний и квалификации, а вопрос отсутствия поля деятельности, которое можно считать профессиональным. И это полностью подтверждается эмпирически. Сложившаяся практика показывает, что успех студийного звукорежиссера практически не коррелирует, собственно, с объемом его знаний и умений в области данной профессии, оставляя, пожалуй, только академическую музыку небольшим оплотом профессионализма. Последнее, кстати, подтверждается выбором оборудования, который академисты для себя делают, тут опять как раз корреляция оборудование/профессионализм подтверждается.

В 99% же случаев «крутая» студия он «не крутой» в плане оборудования отличается лишь тем, что в «крутой» стоит дорогое барахло, а в «не крутой» - дешёвое.

Хорошо, а что тогда со второй половиной, творческой частью профессии?

Действительно, творческие люди являются вторым оплотом против копроэкономики. Это вечное желание совершенства, опухшие пальцы, вытаращенные красные глаза и бессонные ночи в вечном поиске того, что можно сделать лучше, не раз доставляли много боли производителям барахла. Однако по результатам вы легко можете сделать вывод сами. Раз копроэкономика одержала на поле студийного звука одну из своих самых триумфальных побед, значит и больных на голову творческих перфекционистов, как в золотую эпоху, тут больше нет. Они бы не дали, но не дали им.

Соответственно, студийная звукорежиссёр профессия, в целом, больше не техническая, при этом и не творческая, и под большим вопросом вообще теперь, профессия ли это на сегодняшний день.

Контакты

По всем вопросам: .

Где:

Москва, ул. Дмитрия Ульянова 44с2

Позвонить:

+7 977 809 5880